Previous Entry Share Next Entry
часть 1-я
piromanica
Дед бил в бубен. Была зима. Было холодно и темно. А дед сидел, вытянув больную ногу, и бил в бубен. Кроме него в деревне жило два человека – старуха и ее душевнобольной сын. У душевнобольного сына была повышенная пенсия. На 300 рублей. Остальные разъехались или умерли, а некоторые сначала разъехались, а потом умерли. А те, кто не разьехались и не умерли, пили водку. Особенно много водки пили дед и душевнобольной сын старухи. Хотя доктор ему запретил. А дед еще иногда кроме этого бил в бубен. Дед бил в бубен не для кого-то. В том числе, не для себя. Дед не знал, на самом деле, откуда такая потребность. Вернее сказать, даже потребности не было. Просто иногда так получалось, что дед бил в бубен. При этом он начинал чувствовать где-то рядом пустоту. Это была другая пустота, не та которая наступает когда напьешься и упадешь на кровать. Или на пол, если не можешь дойти до кровати. Это пустота была другой. Но сложно сказать, в чем именно была разница. Да и вообще, деду не было дела до пустоты, которая подступала, когда он бил в бубен. Пустоте тем более не было до него дела. Разумеетя, ей вообще ни до чего не было дела и не могло быть по определению. Это же пустота. Возможно, если бы было кому задаться вопром, то этот кто-то задался бы вопросом: “Зачем дед бьёт в бубен?”. Если бы этот задающийся был поумнее, он бы, возможно, даже спросил: “Почему дед бьет в бубен?”. Но оба вопроса, тем не менее, были абсолютно бессмысленны. Не говоря уж о том, что задаваться вопросом было некому. И всё-таки дед брал колотушку, брал бубен и бил в него.

?

Log in